Блог

Не дразни Небо!

Posted by:

“Всё о’кей!” – постоянно отвечал я на вопрос: “Как дела?” И действительно, у меня всё давно было в порядке: хорошая работа, любимая жена, здоровые и послушные дети.
“Господа благодари. Теперь многим очень трудно, а у тебя “полная чаша””, – говорил один знакомый православный.
Ну причём тут Бог? Человек – сам кузнец своего счастья. Я всего добился сам. И живём по принципу: “Папа, мама, я – здоровая семья”. Ни капли алкоголя в доме у нас нет. Каждое утро – километровая пробежка. Сковородку мы выбросили (жареное вредно). Сахар, соль и прочие белые, сладкие, серо-буро-малиновые “смерти” – не употребляем. Для минералки с газом – табу. Ну а Бог… У него что, шесть миллиардов глаз, чтобы всех видеть и всем помогать?

“Людей любить надо. Мы все – члены Единого Тела. Если у тебя палец болит, ты же его не рубишь топором, а гладишь”, – говорил мне всё тот же православный.
Я не жлоб! Если просят что-то – не отказываю. Но наркоману не я дозу колю. И пьянице в рот водку не я заливаю. Они сделали свой выбор. Это их дело. Мимо пивных ларьков я и проходить брезговал, и от сигаретного дыма демонстративно нос затыкал. Я за этих людей не в ответе. Однако после сорока я начал испытывать дискомфорт. Не физический, а иной какой-то.
“Устал ты для плоти жить. Жрать, спать, удовольствия получать – это дело скотское, а отцы Церкви учат, что душа человека – христианка. Твоей душе уже тесно без Бога. Она ищет Его”, – говорил мне православный.
“Ерунда! – думал я. – Просто совершенствоваться надо, в гармонии с природой жить”. Начал бегать к холодной проруби вместе с учениками Порфирия Иванова.
У-х-х! Здо-ро-во! Всей семьёй испытали радость обливания холодной водой.
“Молиться земле – это язычество. И почитать какого бы то ни было учителя вместо Бога – грех”, – говорил мне православный.
С ивановцами мне скоро стало скучно. Здороваться и на пол не плевать меня мама ещё в детстве научила. Стал искать что-то более серьёзное и соответствующее моему интеллекту и кругозору.
Где я только не был! И у баптистов, и у иеговистов, и в школе экстрасенсов, и у учителей зелёной магии. Стал сам людей лечить, только они, глупые, не хотели лечиться. А я ведь очень сильным лекарем стал!

“Ты, как ребёнок маленький, тащишь в рот всякую гадость. Библию открой”, – говорил мне православный.
Ну, открыл. Сотворение мира за шесть дней? Наказание за съеденное яблочко? Эти сказочки из Ветхого Завета я давно слышал. Если это и аллегории, то слишком примитивные для меня. Кое-что выписал из Притчей Соломона и Екклесиаста, например, про сварливую жену, но дальневосточная мудрость куда сильнее.
Открыл Новый Завет: “Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду…” (Мф. 1.2) Ну зачем это мне?
Вот инь и янь, дзенбуддизм, Рерих, Блаватская, кришнаизм, фонд Грааля Абдрушина – это интересно. Я всё впитывал, как губка, вроде бы совершенствуясь и просветляясь. Мои домашние стали слегка раздражать меня своей непосвящённостью и непросветлённостью. Спасали “уход в себя” и мысленный “полёт в Тибет”, “путешествия в космосе”. Поверить в реинкарнацию было тяжеловато. Мешала песня Высоцкого “хорошую религию придумали индусы…”. В голове звучало смешное продолжение “а если жил, как дерево, – родишься баобабом”, но я продолжал свой путь к “озарению”.
Во время медитации раджа-йоги я вдруг понял, что избран богами спасти нашу планету. Научившись покидать тело, я следовал к “источнику блаженства и радости”, “красноватому свету” и хотел повести к нему всё человечество.

“Свет Христов, безначальный и бесконечный, – светлый, чистый. К “красноватому свету” зовёт вас лукавый дух тщеславия”, – говорил мне православный.
“Чушь! У вас всё что не по-вашему, то рожи свиные, рогатые и хвостатые. Начитались Гоголя…”.
Последняя секта, которую я нашёл, называлась “школой динамической медитации”. Гуру сразу увидел во мне “избранность” и выделил меня среди прочих учеников, как он говорил, “аутических амёб”.
Одна из них после очередного “ухода в себя” вскрыла себе вены в горячей ванне. Другой, для “ускорения транса”, всегда приносил тяжелейшие наркотики. Но это всё было такой мелочью.
Мы сопели под барабан, принимали различные позы, кричали, катались по полу, дёргались в конвульсиях, но я нашёл для себя самое оптимальное упражнение. Приняв позу лотоса, высоко задирал шею и как можно дальше высовывал язык, показывая его небу. Так я мог сидеть час, два, сутки. Какие же тупицы, глупые и недалёкие те, кто крестит себе лоб. А я показываю язык небу, всё более и более озаряясь… Я вдруг понял: Будда, Христос, Кришна – это всего мои слуги для переделывания планеты и всей Вселенной.
Мой православный знакомый ничего уже мне не говорил.
Начались лёгкие недомогания, головокружения, слабость; болезнь прогрессировала с необычайной быстротой. Солёные от слёз губы жены, вышедшей из кабинета главврача, с дрожью прошептали: “У тебя рак”.

Гуры и их адепты меня сразу забыли. Показывать язык небу, когда метастазы подбираются к лёгким и мозгу, уже не хотелось.
Что мы только не перепробовали. Продали автомобили, дачу, все банковские сбережения пошли на суперсовременные
лекарства. Повзрослевшие дети ворчали: “Всё равно сдохнет. Зачем же нас по миру пускать?”. Вот тебе и “всё о’кей”. Я совершенно облысел от бесконечных облучений и химиотерапии. Ничего не помогало.

И вдруг вспомнил о своём знакомом православном. Я ведь тоже когда-то был православным. Исповедь, Причастие, Елеосвящение, молебны о недужном… На двадцатом акафисте пред образом Богородицы “Всецарица” метастазы приостановились. После сорокового – врачи разводили руками: анализы нормальные, морфий не понадобился, здоров!
Мои волосы почти отросли, а я непрестанно повторяю: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного”.

ВКонтакте
Одноклассники
Google+
Twitter
0
  Related Posts
  • No related posts found.